Заброшенная Лаборатория №5 НИИ-400

Знаете, для кого-то Абхазия – курортная страна, никак не связанная с военщиной и секретными разработками, но только не для меня. Мы уже знаем, что здесь проходили секретные исследования в области ядерной физики, возглавляемые пленными немецкими учёными из Аненербе. Ну, вот вам ещё один годный объект под кодовым названием Лаборатория №5 НИИ-400 или Касатка.

Дворец Газпрома

В одном живописном уголке подмосковья на площадке, соседствующей с территорией старинной усадьбы, в 1996 году было затеяно строительство дворца.

Дворец этот должен был стать корпусом пансионата, владельцем которого тогда и сейчас является ПАО “Газпром”. Практически вплотную к дворцу должны были расположиться несколько десятков коттеджей, зона отдыха с прудами и фонтанами и всякая прочая инфраструктура дорогого места отдыха.
Но что-то не сложилось у них в те нелегкие годы, – и стройка оказалась заморожена.

Заброшеный фарфоровый завод

Фарфоровый завод в деревне Кузяево был основан братьями Новыми в 1816-1824 годах. Сейчас это Раменский район, тогда – Богородский уезд Московской губернии. Завод расположен неподалёку от Гжели и был одним из крупнейших, выпускавших фарфор и фаянс.

Заброшенный бизнес-центр «Зенит»

Это здание имеет, как минимум, 10 названий: Синий Зуб, Стекляшка, Кристалл, и т.д. и т.п. Его строительство забросили в 1995 году, когда фирма-подрядчик, занимавшаяся строительством бизнес центра, загадочно пропала. С тех пор “Стекляшка” обросла множеством слухов. Пожалуй, это визитная карточка метро “Юго-Западная”, наряду с Еленой, театром на Юго Западе и Миракс-парком. Мне же довелось побывать в этом здании 2 раза, прошлым летом и в начале марта, в компании с odino4_ka и guard_zaycev . Под катом фотографии помещений и парочка панорам.

Цех машиностроительного завода Молния

Регулярные споры о целесообразности применения слова “крайний” вместо слова “последний” способны быть забавными или противно-агрессивными, но в данном случае они не имеют смысла.  Машиностроительный завод “Молния” в настоящее время активно сносят.
И скорее всего, этот цех снесут последним. Или крайним.

А еще это фотки с моего последнего визита на Молнию – ну или с крайнего.

Ну и именно в этом цеху меня три года тому назад “приняли” и выписали штраф по 20.17 – к настоящему моменту это был последний раз, когда я проштрафилась на полазках.
Ну или крайний. 

Гламурное убежище

Сегодня я покажу вам фотки из здоровенного убежища А-класса (их ещё называют “районниками”) – отдельно стоящего сооружения двойного назначения, не привязанного ни к чему конкретному и построенного для укрывания местных жителей в военное время или сдачи в аренду в мирное.

Сейчас время мирное, и достаточно странно видеть районник, в котором нет автосервиса, спортивного клуба или склада. Однако, по инфе с викимапии, бомбарь никак не используется вот уже 4 года… А гламурное оно потому, что в нём стены розовые 🙂

Забытое убежище

Давненько не было на сайте отчётов… Зима всё не уходит, а мы активно продолжаем зимний сезон. Буквально на днях посетили убежище которое находится под административным зданием одного из предприятий, помещения затоплены уже более пяти лет.

Бункер 16А

Бывший узел управления электросетями, в 2014 году убежище было продано с аукциона, теперь там выращивают съедобные грибы. Всё оборудование и металлические конструкции были сданы на лом. Объект потерян.

Аптека с противорадиационым укрытием

Магазин и аптека за соседними дверями – привычное сочетание, встречающееся возле жилых районов и транспортных узлов.

Будучи открытыми вдали от человеческого жилья, данные учреждения могут рассчитывать разве что на посетителей из числа работников близлежащих предприятий. Но предприятия закрываются, и подобные объекты социальной инфраструктуры оказываются никому не нужны.

Довольно скучный, но весьма фактурный заброс.  Фоток много, – у меня вообще редко бывает мало фоток =]

Начнём с магазина.
Ничем не примечательный, стандартный продуктовый

Убежище под Самарой

Одним унылым осенним вечером четверо товарищей решили посетить объект, известный им уже очень давно и мозолящий глаза не один год. Как полагается в таких случаях дело, как всегда, начинается с простого телефонного звонка.